Проблемы торговых сетей - шанс для страховщиков

Автор:  Береснева Ольга Владимировна

Одна из самых обсуждаемых тем в российских бизнес-кругах сегодня – это непростая ситуация, сложившаяся вокруг федеральных ритейлеров. В течение последних нескольких месяцев налоговые органы предъявили претензии к торговым сетям «Арбат Престиж», «Эльдорадо», «Связной». Кредиторы пока безуспешно пытаются получить деньги с подавшей иск о банкротстве сети «Ультра Электроникс».

Не только повышение активности налоговых органов и исправление ошибок в финансовом планировании (в котором заложены чересчур оптимистичные планы развития) беспокоят торговые сети. Они сталкиваются с банальной нехваткой оборотных средств. Несмотря на то что розничные сети все еще показывают темпы роста выше рыночных, некоторые ритейлеры вынуждены продавать часть бизнеса, поскольку из-за кризиса ликвидности доступные и активно используемые ранее долговые инструменты значительно подорожали.

Несколько последних лет банки охотно кредитовали розничные сети. Сейчас же ритейлеры столкнулись не только с возросшей ценой самих денег, но и со сложностью их получения – большинство банков ужесточило свои требования к залогу, общему объему задолженности заемщика. Подорожали и такие долговые обязательства, как облигации, – доходность по облигационным займам российских ритейлеров ощутимо увеличилась.

Ритейл – это розничная торговля. В более широком толковании ритейл – это работа с массовым клиентом. Ритейлер же – розничный продавец.

На фоне тревожного гула, доносящегося из «сетевого стана», звучат беспокойные голоса из лагеря производителей потребительских товаров (будь то шоколадные конфеты, стиральный порошок или телевизоры). Они оказались перед альтернативой: можно воспользоваться ситуацией и предоставить торговой сети большую рассрочку по оплате торгового кредита. Это значит поддержать сеть и, следовательно, удержать, а может, даже увеличить свою рыночную долю на волне кризиса. Но, с другой стороны, предоставление торговых кредитов российским сетям (за редким исключением) в настоящее время – предприятие достаточно рискованное.

Возможно, это покажется странным на первый (непосвященный) взгляд, но решающий голос в этой ситуации принадлежит кредитным страховщикам.

Подлежит страхованию
Страхование торговых кредитов представляет собой механизм защиты имущественных интересов продавца от рисков, возникающих в связи с продажей товара в рассрочку. Это риски производителей, продающих товары сетям, которые за редким исключением не допускают даже мысли о работе по предоплате. Это также риски покупателей, делающих покупки с предоплатой. Банковские кредиты, а также кредитные отношения, в которых хотя бы одной из сторон является физическое лицо, не являются объектом кредитного страхования.

При предоставлении торгового кредита из-за коммерческих (а в случае экспортных операций – и политических рисков) возникают две опасности для дебиторской задолженности кредитора: невозврат торгового кредита вследствие несостоятельности (банкротства) покупателя и длительная задержка платежа (обычно 180 дней). Именно эти риски и подлежат кредитному страхованию. Под политическим риском понимается риск неплатежа по экспортному контракту вследствие действий государства-импортера – отказ от трансфертных платежей, приостановка лицензии, изменение законодательных и регулирующих норм, войны и гражданские беспорядки.

Для рынка потребительских товаров страховщики выпускают полисы страхования всего торгового оборота. При этом определяющим фактором для бизнеса страхователя здесь является величина кредитного лимита (разрешенного максимального размера дебиторской задолженности), которую страховщик устанавливает для каждого контрагента своего клиента.

Кредитное страхование в Европе является единственной сверхконцентрированной отраслью страхования. Три группы: Euler Hermes, Atradius, COFACE – контролируют 90% мирового рынка. Большую роль в такой концентрации играет участие государственных бюджетов в программах страхования экспортных кредитов. Так, например, Euler Hermes работает с германским бюджетом, COFACE – с французским, а Atradius – с голландским. Эти же три страховщика во многом влияют на политику крупных международных производителей в отношении предостав-ления торговых кредитов российским сетям. Из государственных агентств по страхованию экспорта активными игроками остаются SACE (Италия), ONDD (Бельгия), Finnavera (Финляндия) и быстроразвивающееся агентство Китая – «Синассур».

На фоне противоречивых новостей, идущих из российского сектора розничной торговли (с одной стороны, впечатляющий рост у одних, с другой – трудности у других) европейские страховщики вынуждены все более консервативно подходить к вопросам установления кредитных лимитов для российских дебиторов. Кроме того, несмотря на декларируемую в Европе свободу торговли и диктат экономических интересов над политическими, кредитные страховщики будут поддерживать в первую очередь национальных производителей, возможно, даже за счет своих не менее значимых, но все-таки ино-странных клиентов.

Можно наблюдать парадоксальную ситуацию: крупным международным производителям становится крайне затруднительно получить необходимые кредитные лимиты и рассрочки даже в отношении первоклассных российских сетей.

Факторинг и кредитное страхование
Теоретически одним из инструментов, который можно было бы использовать в сложившейся ситуации, является факторинг – комплекс финансовых услуг, оказываемых клиенту в обмен на уступку дебиторской задолженности и включающий финансирование поставок товаров, учет состояния дебиторской задолженности и работу с дебиторами по своевременной оплате. Факторинг дает возможность покупателю отсрочить платежи, а поставщику – получить основную часть оплаты за товар сразу после его поставки.

Факторинговое финансирование, в отличие от обычного кредитования, доступно высокорисковым, информационно непрозрачным предприятиям, поскольку риск невозврата долгов лежит не на них, а на их покупателях. Значит, кредитоспособность поставщика становится менее важной, чем кредитоспособность его покупателей. Поэтому на практике факторинг должен быть интересен высокорисковым компаниям, имеющим трудности с финансированием в том случае, когда их покупателями являются крупные и надежные компании, в том числе иностранные.

При прочих равных факторинг обходится компании не просто дороже, а значительно дороже кредитного страхования, так как фактору необходимо компенсировать возможное альтернативное использование тех средств, которые он вы-плачивает поставщику после поставки товаров.

Важным отличием кредитного страхования от факторинга является наличие так называемого периода ожидания, который для коротких рассрочек составляет, как правило, 180 дней. В случае возникновения технических просрочек наличие периода ожидания позволяет компании-поставщику не начинать судебные процедуры в отношении должника, а по согласованию со страховщиком спокойно дожидаться оплаты задолженности, что позволяет сохранять отношения с дебитором и не разрушать налаженный с ним бизнес. Это условие приобретает особое значение в свете нынешней ситуации с федеральными сетями.

Необходимо отметить, что помимо наличия значительного акционерного капитала для активного проведения кредитного страхования требуется и высокий международный рейтинг, поддержка ведущих перестраховщиков, опытные, квалифицированные кадры «андеррайтеров» и обширные информационные базы. Именно поэтому новые игроки в сфере мирового кредитного страхования практически не появляются. Однако на локальном уровне конкуренцию мировым гигантам могут составить и уже составляют активные местные игроки – в первую очередь страховые компании, обладающие большим международным опытом и ориентированные на работу со сложными страховыми продуктами.

Три ведущих мировых кредитных страховщика (сфера их влияния охватывает более чем 100 стран) имеют хорошо диверсифицированный портфель в отношении стран, секторов рынка и срочности рисков. Это позволяет им держать очень низкий уровень ставок (от 0,1%) и очень высокие лимиты на одного дебитора (350 миллионов евро с автоматическим перестрахованием). Однако те признаки кризиса в российской рознице, которые мы сейчас наблюдаем, и связанные с ними события вокруг кредитного страхования доказывают, что и у мировых гигантов кредитного страхования есть слабые места и в первую очередь недостаточная специализация. По гибкости, по осознанию реальных движущих сил происходящих процессов иностранным компаниям (особенно если решения принимаются в европейских штаб-квартирах, а не на местах), конечно, трудно конкурировать с активными местными игроками.

В ситуации, когда спрос российских розничных сетей на получение страхового покрытия (предоставляемого гибким в своих решениях страховщиком) заметно увеличился, российские компании и в первую очередь те компании, которые уже имеют значительный опыт кредитного страхования, могут заметно укрепить свои позиции и даже «поиграть на поле» мировых гигантов.

Таким образом, сложившаяся конъюнктура рынка позволяет отечественным страховщикам укрепить свои позиции в малоосвоенных ранее видах страхования. 
С точки зрения российской экономики в целом было бы полезно использовать этот момент для естественной поддержки национального производства (причем не «топорными» протекционистскими мерами, а с помощью использования сложных страховых инструментов – как это происходит в ведущих странах Европы). Это представляется возможным только при наличии серьезной государственной поддержки.

Дата последнего обновления:
04.08.2015 18:22