Страхование риска неплатежа

Автор: Клементьев Иван Федорович

В начале 50-х годов многие капиталистические страны поставляли большое количество оборудования и материалов в социалистические страны в кредит. В связи с тем, что объемы поставок нарастали, а платежи за поставляемое оборудование иногда задерживались, отдельные капиталистические фирмы отказывались поставлять товары в кредит без гарантии страховщика или банка. Торговля тормозилась. Вопрос о страховании кредитных и фабрикационных рисков, рисков неплатежа по поставкам в соцстраны стали предметом слушания в правительстве Советского Союза. На этом совещании было одобрено создание в структуре Ингосстраха и его загранучреждениях в Европе специальных департаментов, которые могли бы принимать (в разумных пределах) указанные риски, с тем чтобы стимулировать предоставление организациям социалистических стран коммерческих кредитов.
Подавляющая часть страхования экспортных кредитов (риска неплатежа) производилась загранучреждениями Ингосстраха, поскольку их активы находились вне территории носителей риска. В 1955 году Ингосстрахом и его обществами было заключено 63 страхования по риску неплатежа на общую сумму в 4 млн инвалютных рублей, в том числе по контрактам западных фирм с внешнеторговыми организациями ГДР — 45 страхований на 2,1 млн инвалютных рублей, Болгарии — 2 страхования на 1,6 млн инвалютных рублей, Румынии, Чехословакии, Польши и Югославии — 16 страхований на 300 тыс. инвалютных рублей. К маю 1958 года эта сумма достигла 30,3 млн рублей, ответственность по страхованию на Польшу выросла до 22,7 млн рублей.
В 1955 году страхование риска неплатежа проводилось Ингосстрахом только через общество «Шостафаг». В 1956 году помимо «Шоста фага» эти страхования стали оформляться через Венское Перестраховочное бюро Ингосстраха, а начиная с 1957 года также и через брокерскую фирму «Яух и Хюбенер» (Гамбург).
Эти страхования проходили для Ингосстраха и его обществ благоприятно. Например, с 1955-го по 1958 год Ингосстрах получил 3 млн рублей страховой премии, причем по рискам неплатежа по контрактам с Польшей — 1,6 млн рублей, с ГДР — 0,8 млн рублей, остальными странами — 0,6 млн рублей.
В портфеле Ингосстраха и его обществ находились риски, связанные с поставками в кредит в различные социалистические страны, а именно:
— 12 локомотивов из Швеции общей стоимостью 9,7 млн шведских крон и 1,5 млн долларов США со сроком оплаты в три года;
— котельная установка из ФРГ стоимостью около 8 млн немецких марок со сроком оплаты в течение четырех лет;
— 2 котла из ФРГ стоимостью 13,6 млн марок на срок в два года;
— оборудование и полуфабрикаты из Швейцарии стоимостью 50 млн швейцарских франков сроком оплаты на два с половиной года и т.п.
Общая сумма кредита по указанным поставкам составила 91 млн инвалютных рублей, а страховая пряемия — около 2 млн рублей.
С момента создания общества «Гарант» в Вене в 1958 году оно стало заниматься страхованием риска неплатежа по контрактам, заключаемым с внешнеторговыми организациями социалистических стран, и специализироваться на страховании этих рисков. Страхование риска неплатежа, правда, в меньшей степени, стало проводить и общество «Блекбалси» в Лондоне. Чтобы избежать внутренней конкуренции, сферы влияния между ними были поделены. За «Гарантом» были закреплены Австрия, Италия, ФРГ и Швейцария, за «Блекбалси» — Англия, Бельгия, Голландия, Франция и другие страны. Эти риски перестраховывались ими в Ингосстрахе, в частности, обществом «Гарант» на 90 и более процентов.
С увеличением объемов страхования риска неплатежа по контрактам с соцстранами росла неоконченная ответственность Ингосстраха и его обществ. К середине 70-х годов неоконченная ответственность Ингосстраха выросла почти до 200 млн инвалютных рублей (1975 г.). В 1976 году она составляла уже 677,8 млн рублей и дальнейший ее рост становился опасным. Учитывая политико-экономическую ситуацию в Польше, «Гаранту» было дано указание не страховать риск неплатежа на эту страну, как это было сделано ранее в отношении Кубы и КНДР. Большая ответственность накопилась и по Югославии. В связи с этим риск неплатежа на Югославию принимался очень осторожно. На Кубу риск неплатежа страховался только при наличии банковской гарантии.
Страхование риска неплатежа по полисам Ингосстраха постепенно сокращалось. В последующем такое страхование заключалось в отдельных случаях, когда по каким-либо причинам западноевропейскому страхователю требовался полис Ингосстраха, в частности, через посредничество общества «Дараг» (Берлин). «Блекбалси» и «Гарант» могли самостоятельно решать вопросы о приеме риска неплатежа и фабрикационного риска, но на срок не более трех лет в пределах 50 тыс. рублей по одному полису с ограниченной суммарной ответственностью каждого общества в пределах 25 млн рублей.
Общий лимит ответственности на 1976 год определялся в сумме 150 млн рублей (без СССР) сроком до восьми лет. Для страхований на СССР ограничений не устанавливалось. Для всех случаев, выходящих за пределы этой схемы, сохранялось централизованное рассмотрение предложений и решение вопроса о принятии рисков неплатежа на страхование.
В 1976 году принятая ответственность равнялась 198,2 млн рублей, в 1974 году — 171,6 млн рублей, в 1973 году — 164,7 млн рублей.
Экономическая комиссия ООН опубликовала тогда доклад о задолженности соцстран, включая СССР, странам Запада, которая, как предполагалось к началу 1981 года, должна была превысить сумму в 90 млрд долларов (в 1980 г. — 73 млрд долларов); среди крупных должников оказалась Польша — 2,4 млрд долларов. Задолженность Румынии составляла уже 10 млрд долларов, 5,4 млрд долларов из которых составляла доля коммерческих кредитов. И той, и другой стране банки отказывались предоставлять новые кредиты, если они не рассчитаются по прежним долгам.
За период с 1980-го по 1984 год «Гарант» заплатил более 22,6 млн инвалютных рублей убытков по рискам Румынии и Польши, «Блекбалси» — 17,9 млн рублей, правда, оба общества получили возвраты по регрессным претензиям: «Гарант» — 12 млн рублей, «Блекбалси» — 3,5 млн рублей.
Задолженность Польши с годами возрастала. В 1985 году она составляла 30-35 млрд долларов, причем только банкам ФРГ. Немалая задолженность — примерно 20 млрд долларов приходилась на Румынию, немногим меньше — на ГДР, Венгрия имела долг в И млн долларов, Чехословакия — 6 млрд долларов и Болгария — 5 млн долларов.
На 1 ноября 1983 года неоконченная ответственность Ингосстраха и его загранучреждений по страхованию риска неплатежа на социалистические страны и СССР составляла 72,6 млн рублей, в том числе на СССР — 47,3 млн рублей. В 1985 —1986 годах Ингосстрах и его общества, обеспокоенные задержкой платежей по экспортным кредитам, провели ряд встреч и переговоров с получателями оборудования в соцстранах на предмет погашения задолженности и истребования в порядке регресса оплаченных ранее сумм. Обществом «Гарант» было получено в 1985 году 5,4 млн рублей, в 1986 году — 3 млн рублей, в том числе 4,4 млн рублей по Румынии и 3,8 млн рублей из Польши; обществом «Блекбалси» было получено 0,8 млн рублей.
В связи с прекращением в 1980 году Польшей и в 1981 году Румынией выполнения своих обязательств по внешней задолженности внешнеторговые организации этих стран не могли осуществлять платежи иностранным контрагентам по заключенным ими ранее контрактам. Таким образом, общества «Гарант» и «Блекбалси» должны были выплатить возмещение по всем без исключения полисам, по которым был застрахован риск неплатежа по контрактам на эти страны. Особенно тяжелым бременем это легло на общество «Гарант», полис которого пользовался большим спросом в ФРГ.
Однако благодаря правильной андеррайтерской политике Ингосстраха «Гарант» выполнял свои обязательства и без промедления выплачивал страховое возмещение по всем полисам. Далее «Гарант» принял верное решение и не разрешил своим страхователям-кредиторам Польши и Румынии, получившим возмещение по риску неплатежа, вступать в Римский клуб кредиторов. В результате «Гарант» и его страхователи не были связаны решениями клуба, в частности, по пролонгации задолженности этим странам. Это давало обществу «Гарант», а также формально его страхователям, право изыскивать любые пути и методы для ускорения платежей со стороны польских и румынских должников по застрахованным контрактам, не создавая в то же время коллизий с решениями клуба.
В 80-е годы генеральный директор общества «Гарант» И.Ф.Клементьев не раз выезжал в Польшу и,Румынию. В Польше удалось установить хорошие контакты непосредственное с «Банком Хандловы» — решающим звеном в деле определения очередности валютных платежей. Много раз проводились переговоры с руководством банка, включая президента. С ведущими специалистами банка изыскивались возможности платежей валютных сумм по конкретным делам и контрактам.
Несколько по-другому складывалась ситуация в Румынии. Здесь пришлось действовать совместно с румынским страховым обществом АДАС, которое имело долю в перестраховании риска неплатежа общества «Гарант». Переговоры велись с руководящими сотрудниками Министерства внешней торговли, а также Банка внешней торговли. В частности, проводились переговоры с одним из заместителей министра внешней торговли.
В результате принятых мер общество «Гарант» стало получать обратно суммы, оплаченные им по польским и румынским контрактам. Чтобы обеспечить полный возврат выплаченных сумм, обществом принимались и другие меры. Например, по некоторым румынским делам для предотвращения истечения срока исковой давности «Гарант» обязал своих страхователей заявить иски в суд.
В итоге общество «Гарант» к 1986 году получило обратно практически все суммы страхового возмещения, выплаченные обществом по страхованию риска неплатежа. Соответственно был обеспечен возврат сумм, полученных от Ингосстраха в порядке оплаты его доли по польским и румынским убыткам.
В 1986 году, учитывая сложное валютное положение социалистических стран, было предложено, при условии повышения ставок, ограниченных условий контрактов, активизировать заключение страхований риска неплатежа и фабрикационных рисков, но, главным образом, по краткосрочным сделкам, а общую ответственность ограничить суммой, не превышающей 5 млн рублей. В 1987 году неоконченная ответственность группы Ингосстраха снизилась до 20,4 млн рублей, в том числе на соцстраны — до 12,2 млн рублей.
Несмотря на принятые меры и осторожность в подходе к страхованию рисков неплатежа, суммы неоконченной задолженности Ингосстраха и обществ «Гарант» и «Блекбалси» оказались солидными. Из соображений осторожности было решено временно отказаться от страхования риска неплатежа и фабрикационного риска по контрактам с соцстранами.
Из практики страхования риска неплатежа уместно привести такой неординарный случай.В 1974 году обществами «Блекбалси» и «Гарант» в соответствии с имеющимися правилами было предоставлено голландской фирме «Аронсон» страхование риска неплатежа на поставку югославской торговой фирме «Интеримпекс» медикаментов на общую сумму 24,7 млн долларов.Страхование было заключено в пользу австрийских фирм, которые выступали посредниками в этой сделке. Под аккредитивы этих посредников фирма «Аронсон» получила наличные средства у консорциума английских банков.Впоследствии, однако, выяснилось, что эта сделка с самого начала носила фиктивный характер. По сговору между «Аронсоном» и «Интеримпексом» поставка медикаментов в Югославию не предполагалось, а соответствующие торговые документы использовались для получения денег у банков.
Учитывая фиктивный характер сделки, общества «Гарант» и «Блекбалси» заявили о расторжении договоров страхования. В обоснование этого было заявлено, что сделка не носит характер экспорта в Югославию, а предметом страхования в соответствии с условиями полисов мог быть лишь неплатеж за действительно поставленные товары соответствующей номенклатуры и качества.По имеющимся сообщениям, проведенная выборочная экспертиза показала, что часть партии медикаментов, складированная в Цюрихе, не имела никакой ценности и состояла из извести, песка и опилок. Последовала длительная процедура установления фактов с участием адвокатов обществ Ингосстраха с целью признания страхования несостоявшимся.
Эта позиция, занятая советскими страховыми обществами Ингосстраха, получила положительную оценку со стороны деловой прессы ряда западных стран .Тем не менее, австрийские посреднические фирмы предъявили претензии обществам «Гарант» и «Блекбалси», которые в последующем стали предметом судебного разбирательства в Вене.
Без сомнения, общества должны были выиграть дело, но, порядка ради, об этом доложили председателю Совета Министров СССР А.Н.Косыгину, после чего было получено одобрение на юридическую защиту интересов до окончательного завершения дела.
Были и подпадающие под страхование случаи неиспользования платежных обязательств клиентами обществ Ингосстраха.
В 1982 году банк «Кредитанштальт» заключил компромиссное соглашение с консорциумом английских банков по делу «Аронсона». Стороны договорились решить дело на базе 50:50, что составило бы по доле «Кредитанштальта» платежи в 17 млн долларов США.
«Кредитанштальт» предложил закончить судебное дело между «Гарантом» и посредническими фирмами мировым соглашением в пропорции 12% — «Гарант» и 88% — «Кредитанштальт» от суммы 17 млн долларов, что составляло по доле «Гаранта» чуть более 2 млн долларов.
Полномочия по проведению переговоров были даны генеральному директору общества «Гарант» И.Ф.Клементьеву. В результате сложнейших переговоров был достигнут компромисс, в соответствии с которым «Гарант» заплатил немногим более 1 млн долларов. Эта сумма практически равнялась возврату страховой премии вместе с процентами, адвокатскими и судебными расходами, которые не подлежали возврату и при положительном решении суда. Результаты достигнутого соглашения были одобрены Ингосстрахом и министром финансов СССР В.Ф.Гарбузовым.Так благополучно завершилась почти десятилетняя история по делу «Аронсона».
Ситуация резко изменилась в конце 80-х и начале 90-х годов в связи с переходом социалистических стран к рыночной экономике, ликвидацией государственной монополии во внешней торговле и сокращением государственных источников валютных средств на оплату импортных закупок. Спрос на страхование риска неплатежа на социалистические страны Юго-Восточной Европы и Советский Союз стал расти. Однако Ингосстрах пересматривает свою политику в отношении этого страхования, в частности, сокращает до минимума свою долю в перестраховании риска неплатежа от общества «Гарант», рекомендует «Гаранту» и «Блекбалси» страховать риск неплатежа на социалистические страны только в пределах лимитов перестраховочных договоров. По СССР был установлен порядок предварительного согласования каждого конкретного случая. Однако положение с валютой в стране все более усугублялось. Несмотря на меры, принимаемые по линии Государственного Внешнеэкономического Комитета (ГВЭК) и Внешэкономбанка, Ингосстраху не удавалось овладеть ситуацией. Под сомнением были контракты, заключаемые по государственным заказам, не говоря о контрактах отдельных коммерческих фирм и предприятий. В марте 1991 года Ингосстрах принял решение прекратить страхование риска неплатежа на СССР, а в декабре 1992 года Внешэкономбанк перестал осуществлять валютные платежи за границу и блокировал валютные счета своих клиентов.
Ингосстрах практически за два года предугадал валютную ситуацию в Советском Союзе, в том числе и по своему валютному счету во Внешэкономбанке. Но по ряду контрактов советских внешнеторговых организаций риск неплатежа был ранее застрахован в «Гаранте» и «Блекбалси». Оплата контрактов задерживалась, и по ним пришлось оплатить убытки. С предъявлением регрессных претензий были затруднения, так как многие организации-импортеры были либо ликвидированы, либо преобразованы.
Подводя итог, можно сказать, что страхование риска неплатежа по контрактам, заключаемым западноевропейскими фирмами с внешнеторговыми организациями социалистических стран, которое проводил Ингосстрах и его дочерние общества, постоянно пользовалось спросом. В течение 30 лет, начиная с 1955 года, эти операции показывали положительные результаты, причем довольно высокие.
В настоящее время принципиальное содержание этого вида страхования существенно изменилось. В бывших европейских социалистических странах ликвидирована государственная монополия внешней торговли, не существует государственных источников валютного финансирования внешнеторговых контрактов. Соответственно не стало и прежнего страхования риска неплатежа. Нужна была новая технология проведения этого вида страхования. Во многих странах существует система страхования экспортных кредитов. Нужна была подобная система и в России. В мае 1988 года в правительстве было принято решение о разработке системы страхования экспортных кредитов и защиты советских экспортеров от риска неплатежа, а также гибкой системы субсидирования экспортных поставок в конкретные страны и по отдельным товарным позициям. Через Минфин СССР выполнение этого решения было поручено Ингосстраху, в связи с чем в нем был создан отдел страхования экспортных кредитов.
Ингосстрах подготовил проект закона о страховании экспортных кредитов, который получил одобрение ряда государственных ведомств, но не был принят в связи с изменившейся в стране политической, экономической и социальной ситуацией. Ингосстрах попытался сам проводить такие операции, но страхование экспортных кредитов не нашло спроса среди российских экспортеров и поэтому отдел пришлось ликвидировать. В настоящее время вопрос страхования экспортных кредитов вновь становится актуальным, и Ингосстрах разрабатывает организацию и проведение этого вида страхования.

Дата последнего обновления:
04.08.2015 18:22